Старая версия сайта
Личный кабинет

Возвращение в школу через 35 лет

В 31-ю школу в Леонтьевском переулке Москвы я пришел в 1983 году учителем физики. Директором тогда была легендарная Вера Александровна Степанова, интеллигентная и мудрая, а школа - одна из самых известных и авторитетных в столице.

В ?центре Москвы было несколько очень популярных школ, 31-я славилась английским языком, и туда приходили дети с гуманитарными способностями. Я не помню, чтобы учились только дети элиты, в моем классе были и дети актеров, и инженеров, и врачей, ну и, конечно, дети ответственных партийных работников.

Тогда физику начинали учить в 6-м классе, и я считаю, что это было правильно. Поскольку гуманитариям физика давалась сложно, мы придумали «дидактический театр» - писали маленькие пьесы про механику, электричество и разыгрывали их прямо на уроках. Потом, конечно, и задачи решали, но пока сочиняли, репетировали, делали декорации, физическая картина мира становилась ближе и понятнее. Одна из пьес была про сложение сил. Королеву Равнодействующую играла замечательная Аня Ярушевичюте, дочь представителя Литвы. Ее папа потом помог нам организовать чудесное путешествие по таинственной для москвичей в то время Литве.

И вот через 35 лет я получил приглашение от директора школы №1520 имени Капцовых Виты Викторовны Кириченко войти в управляющий совет школы, одно из зданий которой находится в Леонтьевском переулке, это за новым МХАТом.

Честно говоря, когда я пришел на заседание в качестве члена управляющего совета и прошел по школьному коридору, испытал чувство, как будто 35 лет назад пришел на урок. Фантастическое ощущение! Но потом вообще случилось чудо. Уже после заседания ко мне подходит мама ученицы и спрашивает, не узнаю ли я ее, говорит, что была моей ученицей. И я узнал Королеву Равнодействующую!

Я верую в судьбу и знаки, которые она нам подает. Значит, мне суждено было принять предложение вернуться в свою школу, замкнуть этот круг.

Аня теперь Анна Станиславовна Чупилкина, и мы будем вместе работать в управляющем совете.

Я думаю, что школьные управляющие советы почти единственный эффективный институт гражданского общества. Не только в России, вообще в мире. Во-первых, потому что в результате развития образовательного законодательства начиная с 1992 года, когда был объявлен принцип государственно-общественного управления школой, управляющий совет обладает гигантскими полномочиями. Я бы назвал их полномочиями влияния. Это непривычный для людей, привыкших к тому, что управлять - значит командовать, формат управления.

В школе есть и, я уверен, должно быть единоначалие - директор школы. Это, пользуясь морским языком, «второй после Бога». Директор отвечает за жизнь и безопасность каждого ребенка в школе. Что бы ни случилось (не дай Бог), директор кладет свою голову на плаху.

...Сегодня мы все переживаем трагедии и сочувствуем жертвам произошедшего в Перми и Улан-Удэ, где малолетние бандиты напали на школы. Я хорошо знаю директора 5-й школы в Сосновом Бору, это бывший военный городок под Улан-Удэ, в котором произошла трагедия: подросток бросил бутылку с зажигательной смесью и потом рубил топором выбегавших детей и учительницу. Пострадали 7 человек, две девочки в критическом состоянии, у одной глубокая травма от удара топором по голове.

Сергей Разуваев стал директором за 8 месяцев до трагедии, еще не успел навести порядок. Школа работала даже без лицензии, без оборудования и средств безопасности - в полном смысле развалюха.

И все равно именно он главный ответчик за все, что произошло. А родители, которые считали, что средств безопасности достаточно (все равно все всех знают в маленьком городке), теперь горько сожалеют, что не прислушались к голосу директора.

Демократические институты не отменяют индивидуальной ответственности первого лица, это более тонкий механизм управления, чем «продавливание» мнения или ценностей большинства. Поэтому надо договариваться.

В школьном деле, хотим мы этого или не хотим, нравится нам это или не нравится, всегда есть конфликт между необходимостью усилия для учебы, вообще для образования, и стремлением помочь ребенку проявить свою неповторимую индивидуальность. В этом основное противоречие школы - между необходимостью и самореализацией.

И управляющий совет как раз то место, где этот конфликт, эти интересы сходятся.

На меня произвело сильное впечатление, как обсуждались дела на заседании управляющего совета школы №1520 имени Капцовых. Прежде всего потому, что обсуждались дела, а не второстепенные вопросы. О Всероссийских проверочных работах, о переезде в новое здание, о конфликтах между детьми и другие, не менее сущностные, вопросы. И, конечно, самая важная «фракция» управляющего совета - это дети.

Я думаю, что идеи великих педагогов-гуманистов, мечтавших о том, чтобы дети стали управляющими в школах, реализовалась в наших управляющих советах. Ничто так не развивает ребенка, как уровень задач, которые он или она призваны решать.

Нашей школе предстоит сложный период переезда из одного здания в другое с целью создания «школы ступеней», ремонт и другие не менее важные дела. Кроме того, в Москве в ближайшие годы будет реализован ряд очень крупных школьных проектов. Наша школа намерена не только удержать лидерство, но и стать автором еще не виданных идей.

Каких? Обсудим на управляющем совете.

Александр АДАМСКИЙ,

научный руководитель Института

проблем образовательной политики

«Эврика»

Источник

Для добавления комментария просим войти под своей учетной записью или зарегистрироваться на сайте